Давид Курлянд – настоящий Гоцман

Родители Давида Михайловича (Менделевича) Курлянда приехали в Одессу из Вильнюса. Они поселились на Молдаванке, и 1 февраля 1913 года у них родился сын – Давид Курлянд. Его отец был печником-строителем, но в 1921 году он умер, оставив свою жену с тремя детьми. Трудно было прокормить детей, и поэтому воспитание мальчику пришлось получать не только дома, но и в детских домах, в которых он побывал до окончания гражданской войны, пока его не забрал домой старший брат, вернувшись с Красной армии.

Время 20-х годов было не из легких: в Одессе активизировались как местные, так и «залетные» банды, участились кражи и пожары. Давид, воспитывающийся тогда в детском доме, узнал всю правду мира не понаслышке, а изнутри.

Окончив 7 классов, в возрасте 13 лет, Давид вынужден был подрабатывать то печником, как отец, то завхозом на соевом заводе, то в управлении пожарной охраны, то на суконной фабрике. В 30-х годах, по направлению комсомола, он участвовал в добровольной народной дружине, где познакомился со своей будущей женой Надеждой, работавшей на суконной фабрике.

Поженившись, молодая пара начала новую жизнь в доме, построенном из старенького сарайчика руками самого Давида. Ему теперь приходилось работать вдвойне, и он ремонтировал крыши, клал печи и даже чинил сапоги.

Дорогу в Одесский уголовный розыск ему открыл обком комсомола: в 1934 году он получил предложение поработать там в должности помощника уполномоченного. В те бандитские времена в стране ощущалась острая нехватка кадров – инспекторов, следователей, судей.

Давид оправдал надежды, оказавшись очень способным и исполнительным работником: он сам планировал операции, и даже сам участвовал в них. Первые дни его работы ознаменовались тяжелым потрясением: двое его коллег были убиты бандитами. Это дало урок Давиду на всю жизнь. Он строго придерживался принципа не рисковать напрасно подчиненными. А вот бандитам пощады не было. За все время службы Давида Курлянда у него не было ни одного нераскрытого дела, ни одного прокола. В итоге он поднялся по служебной лестнице от помощника до старшего оперуполномоченного.

В время Второй мировой войны Давид принимал участие в обороне родной Одессы. Тогда же ему пришлось пережить и личную трагедию: оккупанты расстреляли мать Давида и сестру Полину с двумя детьми.

В конце 1941 года Курлянда, которому тогда было всего 28 лет, назначили заместителем начальника управления уголовного розыска в Узбекистане, куда его и направили.

Спустя три года Давида отозвали. В марте 1994 года советские освободительные войска были уже на подступах к Одессе, и в месте с ними, 10 апреля, Курлянд въехал в родной город на танке.

Теперь криминогенная обстановка в Одессе была еще более ужасающей. Оккупанты отступали, но формировали банды из бывших полицаев и уголовников-рецидивистов, которых немцы снабдили оружием. Работать в таких условиях было еще сложнее. Однако за короткое время Курлянду удавалось обнаруживать бандитское логово и обезвреживать опасные банды. На его счету – победы над бандами «Додж ¾», «Одесский Тарзан», «Черная кошка» и другие. Опытные рецидивисты убивали сотрудников Давида, скрывались в катакомбах, всякий раз уходили от расставленных на них ловушек, но конец для них всегда был предопределен.

После войны Одесса, наряду с Николаевом и Уманью, входила в список городов с высоким уровнем бандитизма. И в 1948 году Курлянда назначают заместителем начальника угрозыска Одессы. Казалось бы, теперь есть «кресло», можно только руководить и немного расслабиться. Но не из таких людей был Давид: он лично планировал все операции и лично в них участвовал.

Курлянд был скромным, культурным, серьезным и непьющим человеком, он никогда не позволял себе лишних эмоций, с ним легко было общаться. Давида называли «профессором» в борьбе с бандитами. Его уважали не только коллеги, но и сами бандиты. Были случаи, что матерые уголовники «завязывали» с криминалом только потому, что дали слово самому Курлянду. Известность фамилии в городе порой мешала родным сыщика. Так, его невестка, будучи москвичкой и взяв фамилию своего мужа – сына Давида Курлянда – долго не могла из-за этого устроиться на работу. Руководители предприятий переживали, вдруг ее известный свекор узнает что-то лишнее.

Имея боевые награды, в 1954 году Давид Курлянд был удостоен ордена Красной Звезды.

В 1953 он становится начальником 1, а потом 2 отделения милицейской службы. В 1960 он – замначальника угрозыска Одессы. А в 1963, когда ему исполнилось 50 лет, его увольняют в запас. Курлянд и тогда не отдыхает: проводит консультации работников угрозыска, работает с архивами.

Но при такой блестящей работе и высокой самоотдаче Давида Курлянда все-таки обходят стороной две высокие награды. В 1957 году он провел успешную операцию по розыску детей, пропавших в катакомбах, и был представлен к ордену «Знак Почета». Однако получил только благодарность «за находчивость и проявленную инициативу». Второй орден – Красного Знамени – в 1958 году заменили медалью «За безупречную службу 1-й степени».

Всю свою жизнь Давид Курлянд прожил со своей женой Надеждой и двумя детьми в коммуналке, в доме Либмана, что на Соборной площади. Его дочь Светлана стала учителем математики, уехала в Москву и вышла замуж, а сын Анатолий – профессиональным военным, он служил в г. Энгельсе Саратовской области, а в 2000 году тоже уехал в Москву.

В Одесском музее милиции (ул. Еврейская) хранятся воспоминания Давида Курлянда, которые он написал в 1988 году. Это красная папка, в которой около 200 страниц, на которых описаны самые громкие дела, им расследованные. Возможно, в будущем писатели почерпнут вдохновение для своих сюжетов из их красноречивых заголовков: «Импортный макинтош», «Яшка-Китайчик», «Котиковая шуба», «18-летний губернатор», «Флегмона или…», «Моца и К и другие».

28 января 1993 года Давид Курлянд скончался от инфаркта. Похоронен он на Троицком кладбище.

А его личное дело до сих пор засекречено. Курлянд, как и герой "Ликвидации" Гоцман, был настоящим профи своего дела, классным специалистом по агентуре, у которого было около десятка явочных квартир. И кто знает, может быть сегодня живут и работают в нашей полиции дети и внуки тех, с кем ему приходилось распутывать многочисленные клубки сложных дел…